Атака с потолка

Автор Ирина Старикова. Feb. 14, 2024, 8:34 p.m.

Рудничанка жалуется на соседа-инвалида: уже много лет он отравляет ей жизнь

Соседей, как и родителей, не выбирают. И порой натянутые взаимоотношения между людьми, живущими в одном многоквартирном доме, превращаются в настоящую войну. В том, что она оказалась на поле боя, уверена рудничанка Валентина Евдокимовна Балашова. Поэтесса, член Ассоциации литераторов Северного Казахстана сначала рассказывала о своих проблемах в социальной сети «Одноклассники», а недавно обратилась к журналисту нашего портала. Оказалось, причиной всех жилищных бед 72-летняя женщина считает своего 56-летнего соседа Игоря К., инвалида первой группы. Валентина называет его Игорешей.

Вражда с ним и его матерью, также в прошлом жительницей дома №19 по ул. Гагарина, у Балашовой, по ее словам, началась еще в 2003 году. Игорь живет прямо над Валентиной. Сейчас он не выходит из дома по болезни, но женщина говорит, что сосед сверху долгие годы всячески отравляет ее существование, цитата: «он маниакально зациклен на пакостях». Балашова рассказывает про соседа жуткие вещи, вплоть до того, что он заливает ее сверху своей же мочой…

- Мать его была у нас старшей по дому и всячески защищала своего сына. Ее квартира расположена рядом с его, сейчас она пустует, так как мать Игоря совсем ослабла, и буквально недавно внучка определила ее в пансионат для престарелых. Сейчас Игореша уже еле ходит и плохо говорит, но, когда он был еще на ногах, он портил жизнь всему подъезду, пил, дебоширил, постоянно меня оскорблял. Потом засел на своем балконе, целыми днями курил, бросал на мой балкон окурки, плевал, выливал мочу и даже бросал фекалии. Внук по моей просьбе сделал мне над балконом козырек, так он никогда не был чистым, на нем лежали мусор и экскременты, Игореша что-то  едкое на козырек лил, что его латать пришлось! Посмотрите на мое кухонное окно: оно залито какой-то гадостью, буквально на днях все залил, не спасает даже целлофановый пакет, которым я закрыла окно снаружи, - показывает Валентина Балашова.

В кухне пенсионерки застарелые следы большого потопа: обои отошли и свисают клочьями, на потолке желтые разводы, которые тянутся в единственную комнату. Валентина Балашова говорит, что сосед затопил ее еще в 2020 году. По словам женщины, она пыталась решать проблему в суде.

- Был городской суд, мне присудили компенсацию на ремонт в размере 50 тысяч тенге, но мать Игореши наняла адвоката, подала апелляцию, и в областном суде им как-то легко и просто удалось доказать, что мою квартиру затопило якобы из вентиляционной шахты. Тогда почему затопило не пятый, а только четвертый, мой, этаж? Лилась мыльная и грязная вода, это голуби что ли стирку там устроили? В суде соседям хватило наглости требовать с меня еще и по 250 тысяч на мать и сына, они пытались выставить меня неадекватной, будто не они меня поганили все это время, а я на них клевещу. У Игореши в квартире они быстро навели порядок, словно ничего и не было, никакого потопа. Участковый приходил ко мне, все фотографировал, но почему-то никуда эти фотографии не приложил. В итоге мне даже эти 50 тысяч не присудили на ремонт. Я пока ничего не трогаю, все-таки надеюсь, что мне помогут. После этого потопа были еще инциденты, к примеру, однажды прямо ко мне на стол с потолка полилась моча! Полиция уговаривала меня, что это Игорь полы моет! Все эти годы сотрудники полиции буквально жили у меня, но никакой помощи так я и не дождалась. Сил моих больше нет. В квартире вонь стоит жуткая, я кашляю постоянно. Раньше меня хоть соседи поддерживали, а теперь многих уже нет в этом доме, остальные делают вид, что ничего не происходит, а я продолжаю страдать. Я просила, чтобы Игорешу переселили в соседнюю квартиру его матери, чтобы он не жил надо мной, но участковый не реагирует, - поделилась своей историей Валентина Балашова.

Мы попросили пенсионерку подняться к соседу и попытаться поговорить, корреспондент пошла вместе с Валентиной. Дверь была не заперта, в квартире находился сам Игорь К., он курил, сидя в кресле. На журнальном столике стояли пивные банки, лежали пачки сигарет и кое-какие продукты, также была замечена некая конструкция из пластиковых бутылок. Валентина Евдокимовна попыталась заговорить с соседом, но тот сразу послал ее по известному адресу, в грубой форме. Речь у мужчины невнятная, но его реплику разобрать было несложно. Мы решили не нервировать человека и покинули квартиру.

- Он почти не ходит, говорят, у него есть сиделка, кто-то приносит ему выпивку, сигареты и продукты. Недавно из его квартиры кто-то выбрасывал мусор - одни сплошные бутылки, - прокомментировала Балашова. - Я говорю соседям, что мы всем подъездом рискуем, кто знает, что Игореша может натворить, он неадекватный.

Если честно, то в подобных историях иногда трудно разобраться, кто «в адеквате», а кто уже нет. Требуется дополнительная информация от третьих лиц.

Наш корреспондент обратилась в городской отдел занятости и социальных программ. Специалист сектора по оказанию услуг лицам с инвалидностью Айнура Хусаинова подтвердила, что Игорь К. имеет первую группу инвалидности, и ему оказывают социальную помощь на дому - социальный работник приходит два раза в неделю, убирает квартиру, выносит мусор, закупает необходимое. Обслуживает этот адрес по госсоцзаказу ОФ «Счастье в нас».

- Сейчас мать этого мужчины находится в частном пансионате и ждет определения в государственный интернат, она дала на это согласие. Сын ее не лишен дееспособности, потому мы не вправе определить его в медико-социальное учреждение без его согласия, а такого желания у него нет. Ему рекомендована социальная помощь на дому. А если возникают какие-то проблемы с соседями, то только полиция может его контролировать и принимать какие-то меры, - пояснила Хусаинова.

Мы переговорили также с представителем ОФ «Счастье в нас» Ириной Неживых. Узнав, о ком речь, она сообщила, что Игорь К. - подопечный сложный, с ним не очень хотят взаимодействовать соцработники, мужчина частенько бывает груб, допускает нецензурную брань в адрес этих женщин.

- Он нарушает условия обслуживания, но бросить мы его не можем, кто ему будет приносить продукты, кто приготовит пищу, уберется в квартире? По вторникам и четвергам к подопечному приходят наши сотрудники. Он остался один, пенсию по инвалидности ему приносят на дом - тетя родная все оформила. Мама его оформляется в интернат, раньше ее на дому также обслуживали соцработники, а он в интернат не хочет. Без его согласия предпринять ничего нельзя. Недавно дочь этого мужчины приезжала в Рудный из России, мы так поняли, что у нее с отцом тоже сложные отношения. Дочь собиралась с участковым обсудить, чтобы он присматривал за отцом. Насчет жалоб соседки, я могу сказать одно, что сейчас Игорь вряд ли может как-то ей досаждать, я была у него дома, видела, что мужчина практически не ходит, - прокомментировала Ирина Неживых.

Ирина Николаевна дала нашему корреспонденту телефон родной тети Игоря К, сестры его матери. Любовь Ивановна охотно пошла на контакт. Она призналась, что в свои 85 лет просто устала ухаживать сначала за сестрой, потом за племянником, который к тому же кротостью нрава не отличается.

- Игорь - потерянный человек, он - алкоголик. С детства доставлял семье проблемы, у него был брат, который умер в молодом возрасте, отец еще как-то сдерживал Игоря, а три года назад его не стало. Сестра совсем ослабла, перестала ходить почти. Я устала ухаживать за ней и Игорем. Сестру оформляем сейчас в интернат, а Игорь не хочет, он алкоголик, и там пить ему никто не позволит. Я нанимала сама ему сиделку, так он ее пьяный выгнал. Теперь не хочу с ним иметь дел. Я добилась, чтобы пенсию ему на дом приносили. Он, как инвалид, получает 95 тысяч тенге. Посылает кого-то за выпивкой. Стабильно требует  по два литра крепкого пива в день и пачку сигарет, не меньше. Готов даже ползти к двери за бутылкой. Дочь его приезжала, оплатила коммуналку, что-то ему еще оставила, так он такими темпами все пропьет, у него отключат все услуги, - рассказала нам Любовь Ивановна.

На вопрос, что ей известно о конфликте Игоря и соседки Валентины Балашовой, тетя мужчины ответила, что племянник ее не может в своем нынешнем состоянии производить какие-то активные действия.

- Тот потоп давний я помню, но там все выяснили - вода лилась с чердака, остального не могу сказать, что у них там было. Он мог себя вести неадекватно, но сейчас он неходячий, разве что до унитаза добирается. Я переживаю, конечно, за соседей, ведь у Игоря постоянно горит газ, он так греется. Квартира то в его собственности, официально он дееспособен, на учете с психическими заболеваниями не стоит. Что тут поделаешь с ним? Участкового я поставила в известность, что умываю руки и больше ходить за племянником не стану, у меня возраст, у меня своих 14 внуков, забот хватает, здоровье саму уже подводит, - сообщила тетя Игоря К.

Разумеется, мы очень хотели пообщаться с участковым, про которого упомянул почти каждый из тех, с кем мы говорили. Жандос Байзаков, в чьем ведении этот адрес, по долгу службы вовлечен в соседские распри уже около пяти лет. Конечно, помнит и суд после потопа.

- Балашова писала тогда заявление, я собрал все материалы, в гражданском порядке они были переданы в суд. Судья на дом к ним приходила, смотрела, что произошло. Вроде все закончилось примирением, хотя мать Игоря К. настаивала на клевете со стороны Балашовой. Судились они долго… Я сам их всегда пытался примирить, но соседи между собой на контакт не идут. Приду, выслушаю одну сторону, поднимаюсь в другую квартиру, там своя история. Мать Игоря утверждала, что пенсионерка Балашова специально не выбрасывала бумагу, чтобы жечь ее в ванной комнате, дым поднимался по вентиляции в квартиру ее сына, и он задыхался. В ответ начинал заливать Балашову - «тушить» это все… Месяца полтора назад Валентина Евдокимовна снова меня вызывала с жалобой на очередное затопление. Я не отрицаю, что Игорь совершал хулиганские действия: бросал окурки с балкона, вполне мог и что-то вылить на окна соседки снизу. Я хотел привлечь его за мелкое хулиганство, но опять же, что скажет суд, мужчина же инвалид, живет на пособие, не ходит. Привлекать к ответственности его пожилую маму? Тоже невозможно, теперь она вообще будет жить в доме-интернате. Мать всегда защищала Игоря, она его, можно сказать, баловала, покупала алкоголь, сигареты блоками. Он сидел дома, у него был доступ в Интернет, мать его обслуживала в быту. Теперь он остался один. Я не раз говорил Игорю, что ему будет лучше в медико-социальном учреждении, под круглосуточным присмотром, но он наотрез отказывается туда отправляться, - сообщил участковый инспектор полиции Жандос Байзаков.

Корреспондент поинтересовалась, какие еще меры может принять участковый в подобных ситуациях? Возможно ли, например, направить Игоря К. на принудительное лечение от алкогольной зависимости?

- Нет, его не примут в подобные учреждения, туда даже с повышенным сахаром или давлением не определяют, на возраст смотрят опять же, а тут вообще инвалидность у человека. Оснований для того, чтобы определить его в психоневрологический диспансер, тоже нет, тут нужна инициатива близких опять же. Дочь Игоря приезжала недавно, просила контролировать отца, мы с ней сейчас на связи. Он сам просит помочь найти ему женщину, которая бы на постоянной основе проживала с ним и осуществляла уход. Но кто на это согласится? А вот притон в его квартире местные алкоголики организовать могут легко, поэтому мы периодически навещаем Игоря, попросили также соседей в случае чего сразу звонить участковым. Переселить Игоря принудительно в соседнюю квартиру его матери мы тоже не имеем права, - добавил Жандос Дандибекович.

Вот такая история, которая, может приключиться с каждым из нас. И если наш моральный облик в наших руках, то на поступки и образ жизни соседей мы, увы, повлиять не можем. И в конкретной ситуации, получается, бессильна и соцзащита, и правоохранительные органы…

Tags: конфликт соседей Гагарина, 19 Валентина Балашова полиция Рудного социальная защита
Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости.