Старое жилье снесли, а новое не дали

Опубликовано Редактором. Nov. 3, 2022, 1:02 p.m.

Рудничанка 20 лет не может получить квартиру

В редакцию «Рудненского рабочего» обратилась Марина Журавкова, женщина предпенсионного возраста, и попросила помочь выяснить, почему на протяжении вот уже 20 с лишним лет ей не могут выделить жилье взамен ее прежнего собственного жилища в 39-м квартале, которое было снесено в 2000 году как непригодное для проживания.

Женщина в недоумении: в городе активно застраивается район МЖК, неужели она не может претендовать на одну из квартир в новостройках?

Марина Феоктистовна рассказала:

– По дарственной родители подарили мне квартиру барачного типа, это было в 1997 году. Приватизированное жилье. В 2000 году бараки снесли, почти во всем 39-м квартале. Мне надо было сразу идти в акимат и брать акт о сносе, чтобы взамен мне предоставили другое жилье. А я пошла в домоуправление. Плюс ко всему на тот момент у меня не было на руках оригинала домовой книги, она сгорела, так как находилась у старшего по бараку, в квартире которого случился пожар. Тут начинается эпопея с моими переездами по общежитиям. Это длилось до 2013 года, до того момента, пока не заселилась в центр адаптации по улице 8 Марта, где мне и оформили прописку.

В 2021 году, стремясь получить жилье, Марина Журавкова обращается в городской филиал партии «Nur Otan», и при содействии партийцев становится в очередь на получение жилья из государственного жилищного фонда по категории «граждане, единственное жилище которых признано аварийным».

– Сначала я была шестой в очереди по данной категории, теперь четвертая. В отделе ЖКХ обещали, что до наступления холодов я получу жилье, но воз и ныне там. Сейчас живу в квартире у знакомых, условия там, прямо скажем, не очень – в квартире одна батарея, а у меня больные легкие, часто болею. На 39-м квартале строят целый комплекс. Но мне там квартиру не получить, так как это жилье для многодетных семей, детей-сирот и малоимущих граждан. А я малоимущей не считаюсь, хотя у меня нет стабильного заработка, – делится наболевшим Марина Журавкова.

Наши коллеги обратились за комментариями к заведующей жилищным сектором городского отдела ЖКХ Марине Вель.

– Впервые Марина Журавкова обратилась в отдел ЖКХ в 2020 году с просьбой предоставить ей жилье из государственного жилищного фонда, так как у нее было собственное жилье в восьмиквартирном доме, которое снесли в 2000 году. Отмечу: она не прекратила права собственности. Как только жилье было снесено, ей нужно было взять в акимате заключение о сносе и подать заявление о прекращении права собственности. Потом она должна была встать в очередь на получение жилья из госжилфонда. Когда начали проверять ее документы по недвижимому имуществу, выяснилось, что тот барак, который за ней числился, до сих пор за ней и числится. Мы полностью отработали этот вопрос с центром по недвижимости, чтобы прекратить за ней право собственности. В ЦПН вынесли заключение, что действительно такого жилища уже нет, оно снесено. И потом уже, в 2021 году, поставили М.Журавкову в очередь по категории как гражданку, единственное жилище которой было признано аварийным. Сейчас она четвертая в очереди.

Казалось бы, это должно внушать оптимизм. Но не все так просто. Марина Вель пояснила, что, согласно закону, шесть категорий населения имеют право на получение жилья из госфонда: инвалиды и участники Великой Отечественной войны; дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей; социально уязвимые слои населения (инвалиды первой, второй групп, неполные семьи, пенсионеры по возрасту и другие); государственные служащие, работники бюджетных организаций; граждане, единственное жилище которых признано аварийным; многодетные семьи.

– Среди всех этих категорий жилища из госфонда распределяются пропорционально. При этом на жилье, которое строится в районе МЖК по государственной программе, граждане, единственное жилье которых было признано аварийным, и работники бюджетных организаций, к сожалению, претендовать не могут. (Там получить жилье могут дети-сироты, многодетные семьи и социально уязвимые слои населения). Поэтому для них мы ищем вторичное жилье. Вопрос с обеспечением М.Журавковой жильем стоит на контроле в области, и даже на уровне республики, если не ошибаюсь. И поскольку она стоит в очереди, мы можем ей предоставить жилище. Сейчас проводим инвентаризацию по жилому фонду. На настоящий момент есть одна свободная однокомнатная квартира (в доме, который находится на балансе отдела ЖКХ), она и будет предоставлена кому-то из граждан по категории, чье единственное жилище было признано аварийным. Но мы обязаны действовать строго по закону, а именно: свободное жилище сначала предлагаем тем, кто стоит первыми в очереди. Если они отказываются, соответственно, жилье получает последующий очередник. Таким образом, чтобы заселить в свободную квартиру М.Журавкову, нам необходимо получить отказ от первых трех претендентов. Первый в очереди человек отказался от данного жилья, теперь необходимо связаться с оставшимися двумя очередниками. Но тут проблема: не можем пока их найти – имеющиеся данные о местожительстве не актуальны, как и номера телефонов. В этом и заключается проблема, почему не можем в ближайшее время предоставить свободное жилище М.Журавковой, – пояснила Марина Вель.

Существует ли какой-то срок, в течение которого будут разыскивать данных очередников?

– Нет. В законе прописано четко: если у человека есть основания для того, чтобы стоять в очереди на получение жилья из госжилфонда, он и будет в ней стоять вплоть до получения жилья. Законом даже предусмотрено, что в случае смерти заявителя очередность переходит к членам семьи. Повторюсь: очередник может отказаться от предложенного жилья, и продолжать стоять в очереди. Ограничения в этом плане есть у работников бюджетных организаций: они стоят в очереди, пока не получат жилье, и при этом на момент получения жилья должны работать в бюджетной организации. Есть ограничения для тех, кто статус нуждающихся в жилье из госжилфонда самостоятельно утерял. То есть человек, стоя в очереди, приобрел жилье, естественно, он снимается с очереди. Также основанием для снятия с очереди является переезд на ПМЖ в другой населенный пункт. Или еще один пример: неполные семьи. Через время женщина выходит замуж и статус у нее меняется, соответственно, и с очереди по категории «неполная семья» она снимается, – ответила Марина Вель.

Марина Вель прояснила еще один немаловажный момент, касающийся очередников из категории, чье жилище было признано аварийным.

– Мы стараемся не включать граждан в очередь по категории, чье единственное жилище было признано аварийным. Дело вот в чем. Любой очередник, который получил жилье из госжилфонда, хочет выкупить его, приватизировать. Граждане, единственное жилище которых было признано аварийным, к сожалению, не имеют права выкупить жилье, которое получили от государства. Они всю жизнь будут проживать в арендном жилье и платить за аренду, а жилье будет государственным. На руки им выдается договор найма, подтверждающий факт того, что они получили квартиру от государства и имеют право на проживание в ней, – отметила заведующая жилищным сектором отдела ЖКХ.

Была ли выплачена денежная компенсация от государства Марине Журавковой после сноса ее квартиры, достоверно сегодня в отделе ЖКХ сказать не могут. Никаких архивных документов, увы, нет.

Категория рудничан, единственное жилье которых было признано аварийным, совсем небольшая – в очереди всего шесть человек. Но, как видите, для Марины Журавковой это проблему не решает. Что же ей делать? Только ждать, когда все обстоятельства сыграют в её пользу: будет свободное жилье и не будет других претендентов на него. А пока женщина старается, по мере сил и здоровья, работать, и периодически обращается за помощью в отдел занятости и социальных программ.

Фото: из открытых источников 

Tags: Марина Журавкова проблемы с жильем получение квартиры очередность
Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости.