«Грязевой поток сдирал с людей одежду вместе с кожей»

Автор Ирина Старикова. Опубликовано June 8, 2021, 2:14 p.m.

Рудничанки оказывали помощь пострадавшим в Чарынском каньоне

Как известно, 29 мая, в нижней части Чарынского каньона (Уйгурский район Алматинской области) сошел сель. Как позже пояснил официальный представитель МЧС РК Талгат Уали, грязе-селевой выброс спровоцировало резкое изменение погоды – ливень с градом, который шел всего около 15 минут. Сообщение от метеорологов о том, что в эти дни будут селевые потоки, не поступало. Во время схода селя по каньону прогуливалась группа туристов – школьники и взрослые. Разбушевавшаяся стихия унесла жизни двух человек: погибли 26-летний педагог гимназии №199 Алматы Мерей Ибрагимов и ученица 5 класса той же гимназии Рания Касен.  Еще шестеро человек из числа родителей, педагогов и учеников гимназии получили серьезные травмы. На утро 30 мая спасателям удалось отыскать без вести пропавшую 11-летнюю Зере Бейсенбай, которой чудом удалось выжить, попав в селевой поток. Целую ночь девочка провела одна на скале. Зере уже выписали из больницы, ей вручили благодарственное письмо главы МЧС Юрия Ильина. Также известно, что Президент Казахстана посмертно наградил педагога Мерея Ибрагимова, пожертвовавшего жизнью ради спасения детей. Экскурсию для детей организовало частное туристическое агентство.

Но в тот день в Чарынском каньоне с экскурсией была не только делегация от гимназии №199, а еще много туристических групп – в общей сложности порядка 300 человек, которые приехали полюбоваться древним памятником природы. Среди туристов было и четверо рудничан – Елена Корякина с мужем Денисом и Анара Баймагамбетова со своим женихом Аскаром. Молодые люди, прежде незнакомые друг с другом, приобрели один и тот же трехдневный тур по достопримечательностям Алматы. Трагедия в Чарыне случилась на второй день их турпоездки. Корреспондент портала iagorod.kz встретилась с Еленой и Анарой, и девушки рассказали, что им довелось пережить за то время, пока они оказывали первую помощь пострадавшим в ожидании «скорой» и спасателей.

Елена Корякина:

- Около часа дня на фоне сильной жары вдруг начался страшный ливень. Он буквально сбивал с ног. Нам с мужем повезло: мы одними из первых поднялись со дна каньона наверх, на смотровую площадку, промокли до нитки за считанные минуты и с ужасом смотрели вниз, в пропасть, думая, а как там остальные люди? Наверху стояли автобусы и машины, одна машина поднимала наверх людей, первая партия туристов шутила, смеялась, показывали видео, люди были все в глине, мокрые, а потом стали поднимать пострадавших… Первых двух подняли примерно в 13.30. Это была взрослая женщина в тяжелом состоянии и молодая девушка, которая была в шоковом состоянии и ни на что не реагировала. Я стала кричать мужу, чтобы он вызывал экстренные службы, скорую помощь, я понимала, что мы ехали до каньона три часа, и нужно вызывать помощь сиюминутно. К тому же снизу стали поступать вести о погибших. Муж метался с телефоном, искал место, где ловит связь, кричал в трубку, что нужно прислать вертолет. Ведь люди внизу, как их достать, мы не понимали.

Анара Баймагамбетова работает акушеркой в Рудненском перинатальном центре, молодая женщина и сама сейчас беременна. В время схода селя Анара и ее жених (Аскар сделал избраннице предложение за день до происшествия, на Кок Тобе – ред.) находились на полпути к смотровой площадке, и только чудом заранее покинули самый опасный участок.

Анара Баймагамбетова:

- Мы решили поднять пешком. Если бы мы ждали машину, то неизвестно, стояла ли бы я сейчас перед вами, или нет. На середине дороги нам попались два больших валуна, мы сначала спрятались от града и ветра под ними, собрали к себе школьников, которые были рядом, потом и вовсе залезли на камень, иначе нас бы унесло грязевым потоком. С каньона шли водопады грязи и глины, стало невыносимо холодно, словно мы находимся где-то в Якутии. Дети плакали и кричали, было очень страшно. Дождь, к счастью, быстро кончился, наши мужчины из камней выложили дорожку, чтобы мы с детьми смогли подняться наверх. Платье на мне было все изорвано, я была по колено в глине. Но, как оказалось, другим было гораздо хуже. Ребята из нашей группы видели, как селевой поток с легкостью уносил взрослых людей.

Поднявшись наверх, к Корякиным, Анара и ее жених рассказали супругам, что на самом деле творится на дне каньона. Начали поступать пострадавшие, и рудничанки стали оказывать людям первую помощь. Одна из гидов была врачом, она составила компанию акушерке Анаре, подключилась и Лена Корякина. Вместе стали искать временный «лазарет». У закрытого туалета для vip-персон нашли что-то вроде сторожки, открыли строение, внутри нашли какой-то хлам и матрасы, туда и стали приносить пострадавших.

Елена Корякина:

- Я человек впечатлительный, плачу от каждой раненой кошки или собаки, но в тот момент все эмоции как бы отключились, я сама от себя такого не ожидала. Забегали женщины, истерили, я их выгоняла и спокойно продолжала обрабатывать раны пострадавшим. Я просто делала это и все. Травмы были ужасные: песок как наждак «стачивал» с людей одежду, а потом и кожу, до мяса, глина и камни забивались в нос, глаза, рот и уши. Мы с Анарой пытались выхаживать пятерых пострадавших. Трупы мы не видели, их подняли уже после того, как нас посадили в автобус и начали пересчитывать.

Анара Баймагамбетова:

- Я хоть и сама в положении, но я не могла просто стоять и смотреть, как мечутся в ужасе родители и учителя, как плачут дети. Песок, камни скрабировали все тело, содрана была кожа. У женщины, которой я оказывала помощь, был разорван язык. У девочки содрана кожа на ягодицах, спине и ногах. Одна женщина была без сознания, я с помощью смарт-часов посчитала пульс, сатурацию, тонометр не нашла, проверила руки и ноги на наличие переломов, у нее было обморожение, мы ее закутали. Песок и глину из носа и дыхательных путей я удаляла вручную, чтобы человек мог дышать. Одна женщина, видимо, учительница, называла мне имена детей и все время плакала. Говорила: «Я их потеряла».

Отдельно нужно отметить обеспечение безопасности туристов на Чарынском каньоне. В это место приезжают ежедневно сотни человек, но о мерах на случай ЧС никто не позаботился.

Елена Корякина:

- У нас с мужем были только корвалол, ибупрофен, искали у автовладельцев аптечки, удалось найти узкие бинты, мы их скатывали в шарики, чтобы хоть как-то промыть раны. Бутылки с водой просили у туристов. Элементарно там даже воды не было! И это при том, что за въезд в Чарынский каньон берут по 10 тысяч тенге с человека. И за эти деньги ты не получаешь не то что страховку, даже гарантии того, что тебе окажут первую помощь, нет.

Анара Баймагамбетова:

- Представьте, куча машин, в каждой вроде есть новая аптечка, а там пересохшие жгуты, которые крошатся в руках, пустые пузырьки от перекиси водорода. С трудом нашим мужчинам удалось отыскать три аптечки. Когда приехал егерь на своей «Ниве», мы стали спрашивать о помощи, о каких-то медикаментах, о носилках, а он развел руками, сказал, что у них 14 лет такого селя не было. Оставалось ждать приезда врачей. Часа через полтора-два приехала скорая помощь. Я стала описывать двум фельдшерам состояние пострадавших, они сначала сказали отойти и не мешать, но потом поняли, что я медработник, поблагодарили, стали подробно расспрашивать о пострадавших.

Елена Корякина:

- Вертолет спасателей прилетел часа через полтора, и то сел на площадке, которая очень далеко от сторожки, где лежали пострадавшие. С нами никто не разговаривал, не благодарил. Хотя парни из нашей группы проявили настоящий героизм, они вытаскивали людей наверх, одну женщину из-под машины вытащили. Уже когда вернулись в Рудный, я звонила на «горячую линию», хотела узнать, как чувствуют себя люди, которым мы помогали, но так и не дозвонилась…

Лена и Анара рассказали еще много страшных подробностей. Но самое страшное – это не содранная с пострадавших кожа, а отношение некоторых очевидцев трагедии. Среди туристов на машинах нашлись те, кто отказался везти в город раненых туристов потому что они «все в грязи и обшивку сидений испортят». Были, конечно, и доморощенные «блогеры», которые не выпускали из рук телефонов, снимая все и всех в то время, когда людям нужна была помощь.

Елена Корякина:

- Все случилось так быстро. Никаких СМС-сообщений об ухудшении погоды не поступало. Ливень с градом налетели внезапно и так же внезапно кончился. К счастью, из нашей туристической группы, а это около 100 человек, никто серьезно не пострадал. Я считаю, это просто счастливая случайность. После Чарынского каньона мы должны были ехать на Кольсайские озера, но общим решением группы эту поездку отменили, мы все были в ужасном состоянии. Гиду нашему, правда, за это потом от работодателя досталось, но какая нам экскурсия после такого потрясения? Многие просто рыдали весь следующий день. Мы создали группу в мессенджере, общаемся до сих пор, так вот некоторые из ребят стали бояться сильного ливня. Вот такие последствия. Что уж говорить о семьях погибших…

Анара Баймагамбетова:

- Ранним утром перед поездкой в Чарын один пожилой турист из нашей группы сломал ногу, потом сломались наши автобусы, их заменили, и мы выехали с опозданием. Теперь понимаю, что это был знак, как будто кто-то предупреждал нас об опасности. Уже после случившегося мой жених сказал мне: «Я не представляю, что бы я делал, если бы потерял тебя и нашего будущего ребенка, я бы не смог жить дальше». Знаете, я сама медработник, бывала и на сложных операциях, но такого страха никогда не испытывала. Мы оказались одни, без какой-либо помощи. Это было по-настоящему страшно. Потом в комментариях под видео из Чарына люди писали, мол, а что нельзя было уйти оттуда, подняться наверх? Поток хлынул так резко, люди запаниковали, уходить было некуда. Никому не пожелаю оказаться в такой ситуации.

Анара и Елена после поездки в Чарынский каньон продолжают общаться. Анара готовится к свадьбе, возможно, среди гостей будет и семья Корякиных. Вот так мама в декрете и молодая акушерка, живя в одном городе, подружились за две тысячи километров от дома, при страшных обстоятельствах. Но они проявили себя более чем достойно. Девушки говорят, что поступали так, как должен поступить любой нормальный человек. Их вторые половины, также мужчины из их группы (большой привет Руслану, Алексею, Павлу) действовали слаженно и оперативно, помогая поднимать испуганных и пострадавших туристов со дна каньона наверх.

Наши собеседницы говорят, что не собираются требовать у своей турфирмы компенсацию за испорченную экскурсию, они считают, что сход селя – это природное и непредсказуемое явление. А уж их гид тем более ни в чем не виноват. Другое дело службы, отвечающие за безопасностью граждан. Почему на каньоне не оборудовано хоть какое-то убежище с медикаментами и запасом воды – вопрос открытый.

Тем временем известно, что после трагедии в Чарынском каньоне, в результате которой погибли два человека, было заведено два уголовных дела. По всей видимости, на турагентство, которое организовало экскурсию для гимназистов.

«Расследование начато по двум уголовным статьям: ч.3 ст.306 (Выпуск или продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие по неосторожности смерть человека) и ч.2 ст.141 (Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей, повлекшее по неосторожности смерть малолетнего) УК РК», - сообщили в департаменте полиции Алматинской области.

Нарушение по части 3 статьи 306 УК наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. По части 2 статьи 141 УК нарушение наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Фото: И. Старикова

Фото: предоставлено Е. Корякиной

Tags: помощь людям  Чарынский каньон  трагедия  сель  очевидцы 
Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости.