Наши «органы» - нерушимая стена

Автор Ирина Старикова. Aug. 7, 2020, 12:38 p.m.

Вдова погибшего рудничанина разочаровалась в судебной системе и работе полиции

В январе 2020 года портал iagorod.kz рассказывал историю 25-летней рудничанки Ирины Мухаметовой, которая стала вдовой при весьма странных обстоятельствах. Ее 29-летний супруг Ринат Мухаметов вечером 1 января был обнаружен в сугробе под балконом собственной квартиры дома по ул. Восточная. Молодой мужчина упал с балкона третьего этажа, а 12 января скончался в реанимации Рудненской городской больницы от многочисленных травм.

Потом выяснилось, что в тот трагический вечер, помимо Рината, в квартире Мухаметовых находились еще двое молодых мужчин. Ирина утверждает, что ни она, ни ее муж с ними ранее знакомы не были…

На днях Ирина Мухаметова вновь обратилась в нашу редакцию с просьбой рассказать о том, чем в итоге закончились полгода судебных тяжб и поисков справедливости. Молодая женщина, мать 4-летней девочки, говорит, что все это время жила целью добиться наказания виновных в гибели ее любимого мужа. Однако по решению суда виновным оказался лишь один человек, его приговорили к двум с половиной годам лишения свободы – по статье «Доведение до самоубийства».

В памяти Ирины еще свежи страшные воспоминания того вечера 1 января, когда жизнь молодой семьи разделилась на «до» и «после».

Что было «до»

Ирина и Ринат познакомились 10 лет назад. Молодые люди встретились в парке, понравились друг другу, завязались отношения. Ирина занималась танцами, выступала в одном из танцевальных коллективов Рудного, Ринат учился, получил техническую профессию, устроился в АО «ССГПО». Поженились, родилась дочь Арина. Жили дружно, старались всегда быть вместе, были общие друзья. Ринат рано осиротел, его воспитывала тетя. Зимой 2017 года молодому человеку дали арендное жилье в новом доме по ул. Восточная. Двухкомнатную квартиру обживали постепенно, свили уютное «гнездышко», весной 2020 года планировали купить дачу. Ирина вспоминает, что ее супруг, несмотря на молодой возраст, был домоседом. В прошлом году подарил супруге щенка лабрадора. Будни молодой четы проходили обычно, после работы вместе гуляли с дочкой, брали с собой собаку. Ринат стал мастером в одном из подразделений АО «ССГПО», работал посменно. Утром 1 января 2020 года как раз пришел с ночной смены. Ирина в новогоднюю ночь приболела, поднялась температура, и девушка с дочерью находилась у своей мамы. Ринат, отдохнув после «ночи», должен был приехать к теще и жене, но под вечер позвонила соседка Ирины и сообщила, что в их с Ринатом квартире слышен шум, по всей видимости, происходит драка…

Что было «после»

– Поговорив с соседкой, я сразу поехала домой. Не доезжая до своего адреса, я получила еще один звонок от соседки, она сообщила, что муж лежит под балконом нашей квартиры. Соседка с пятого этажа увидела Рината на снегу и побежала к нашей соседке по лестничной клетке, подергала по пути нашу дверь, она оказалась запертой. В подъезде никого больше не было в тот момент. Хотя потом эти парни, которые были в нашей квартире с Ринатом, говорили, что ходили за простыней, чтобы накрыть тело, но муж лежал в сугробе уже в простыне. К тому времени, как приехала «скорая», я впала в истерику от увиденного. Эти двое, что потом фигурировали в деле, стояли рядом и спокойно на все смотрели. В последствии экспертиза установила, что подсудимый В. в тот вечер находился в наркотическом опьянении, его товарищ был пьян. Мой муж тоже, как оказалось, выпил, но степень опьянения была незначительной. Мы поехали в больницу, я отдала соседке ключи, чтобы закрыть нашу квартиру. Мужа доставили в больницу, поместили в реанимацию, Ринат находился в шоковом состоянии. Позже я увидела, что в нашей квартире было все перевернуто, даже в детской. Исчезли два сотовых телефона, кошелек и один комплект ключей от квартиры, – вспоминает события 1 января 2020 года Ирина Мухаметова.

Рината погрузили в искусственную кому, а тем временем его молодая жена Ирина Мухаметова собирала средства на последующую реабилитацию любимого, верила, что поставит его на ноги. А еще вместе с нанятым адвокатом писала жалобы в прокуратуру, обратилась в СМИ, потому как боялась, что полицейские просто закроют дело, списав все на суицид, а все поначалу так и получилось. С этим Ирина смириться не могла. Во-первых, ранее в кругу знакомых их семьи не было молодых людей, которые «гостили» у них в квартире 1 января, во-вторых, у Рината не было суицидальных наклонностей и не было привычки приглашать домой незнакомцев и с кем-то пьянствовать. Тем более, что эти парни гораздо моложе ее мужа, да и не тот социальный уровень.

Вначале Ирина надеялась на поддержку полиции, но здесь ее ожидало разочарование

– Пока муж лежал в реанимации, я пришла писать заявление о краже. Следователь давил на меня, чтобы я отозвала заявление, но я настояла на своем. Пришлось даже соврать, что у меня включен диктофон, – рассказывает Ирина Мухаметова.

Ирина наняла адвоката и только в январе написала шесть (!) жалоб в прокуратуру. Ходатайство Мухаметовой о смене следователя было удовлетворено, заведено уголовное дело, которое поставили на контроль Департамента полиции Костанайской области. О трагедии в семье Мухаметовых узнали не только местные, но и республиканские СМИ, и 16 января в Управлении полиции Рудного даже состоялся брифинг для журналистов, на котором присутствовала и вдова погибшего. С журналистами общался начальник следственного отдела УП Рудного, майор полиции Дархан Шонтасов. Тогда он сообщил, что «по факту смерти жителя Рудного, выпавшего с балкона третьего этажа 1 января 2020 года, Управлением полиции Рудного начато досудебное расследование по статье «Покушение на убийство». В настоящее время проводятся следственные действия, направленные на раскрытие и принятие всех мер по данному преступлению. Изначально при выезде следственно-оперативной группы на место происшествия были установлены очевидцы, которые находились в данной квартире – два рудничанина. Они пояснили, что потерпевший совершил прыжок с балкона. Преступление было квалифицировано как доведение до самоубийства, по очевидцам были начаты следственно-оперативные мероприятия для восстановления картины происшествия».

Далее, уже отвечая на вопросы журналистов и вдовы погибшего, начальник следственного отдела сообщил, что, спустя 8 суток с момента происшествия, возникли основания предполагать, что потерпевший мог стать жертвой преступления, и дело было переквалифицировано как покушение на убийство.

А что же «очевидцы» трагедии?

– Они являются свидетелями, имеющими право на защиту. Да, статья особо тяжкая, но их статус позволяет им находиться на свободе. И только после отработки всех следственных мероприятий, в законном порядке, мы можем принять к ним меры пресечения. Пока нет полных доказательств, мы не можем принимать какие-либо меры. Сейчас отрабатывается версия драки, опрашиваем соседей, очевидцев, надо выяснить, как потерпевший оказался на улице. Мы уведомим вас о результатах работы, – обратился на брифинге в январе начальник следственного отдела УП Рудного Дархан Шонтасов к Ирине Мухаметовой.

Многие вопросы вдовы погибшего также остались тогда без ответа. К примеру, почему молоток, вещи из квартиры были изъяты только 15 января? Тогда же с ее слов были сделаны и смывы крови. Почему сотрудники полиции сразу не произвели фото- и видеофиксацию места происшествия? Как объяснить то, что ее супруг, будучи одетым в теплые штаны и свитер, был еще и завернут в простыню?

В реанимации Ирине сообщили, что у мужа переломаны практически все ребра, были сильные ушибы легких и двусторонний пневмоторакс, также вколоченный перелом шейки бедра, повреждение отростков позвоночника и отек мозга.

– Судя по травмам, его избили и выбросили с балкона. Это мое мнение. Если бы не падение, он мог бы побороться за жизнь, – рассказывала в январе журналисту портала iagorod.kz Ирина Мухаметова.

А в 4 утра 12 января Ирине позвонили из реанимации и сообщили, что ее супруг скончался.

– Я так боялась этого звонка… Телефон стоял на беззвучном режиме, но я проснулась сама. Сразу все поняла. Мне сообщили, что Рината откачивали 40 минут, но он умер. Причин смерти указано в заключении много, это и политравмы, и посттравматическая пневмония, и много чего еще. А ведь я приезжала в реанимацию 11 января, врач тогда сказал, что у мужа нет динамики. Я просила попрощаться с еще живым супругом, но меня не пустили. До сих пор помню слова доктора, что у мужа «отбивная из легких», все его легкие были проткнуты сломанными ребрами. Снега в тот день намело много. Мог ли он получить такие травмы в результате падения с 3-го этажа в сугроб? Я не думаю, – добавляет Ирина.

Жизнь в борьбе за справедливость

Напомним, что Ирина начала поиски правды еще до того, как ее супруг скончался в реанимации. По словам девушки, полиция словно работала через «не хочу». Ответственных за дело лиц вызывали в Департамент полиции области, устраивали разнос, но потом все возвращалось на круги своя.

– Было много моментов, после которых у меня опускались руки. Если бы не родители, которые меня поддерживали, я не знаю, к чему бы пришло все это. Один из этих людей, что были в тот вечер с моим мужем, прошел как свидетель, второй – В. 1998 года рождения – выступил в качестве подозреваемого. На следственном эксперименте В. вел себя грубо, агрессивно, потом вдруг проговорился, что манекен, который принесли полицейские, тяжелее моего мужа… и никто на это не обратил внимание, представляете! Следователь тогда сказал, что это ничего не доказывает. Но я не верю, что мой муж взял и сам выбросился с балкона. Не верю. Потом загадочным образом повредился диск с видеозаписью с камер видеонаблюдения, взятой с ближайшего магазина. А еще вдруг «форматнулся» телефон В., который следователи взяли проверить. В общем, у меня сначала сложилось впечатление, что у В. есть покровители, а потом я поняла, что наши органы правоохранительные просто не хотят работать. Им лень. Вот и все. Это нерушимая стена. Больше полугода я жила между Управлением полиции и судами. Пришлось сменить адвоката, так как мой первый защитник предлагал пойти на мировую. За это мне предлагали определенную сумму. Потом предлагали снять одну статью – кражу. Но мне ничего не нужно от этих людей. Я хотела только справедливости. В итоге я наняла двух других адвокатов, спасибо им, что В. дали хотя бы реальный, а не условный срок, пусть и небольшой. Конечно, я хотела, чтобы подсудимый проходил по статье «Убийство», или хотя бы «Покушение на убийство», – говорит Ирина.

Как рассказала Ирина Мухаметова, последнее судебное заседание состоялось в Рудненском городском суде 17 июля текущего года. На скамье подсудимых находился 22-летний В., уроженец одного из районов нашей области, до недавнего времени он проживал по соседству с Мухаметовыми, как и второй фигурант дела, позже ставший свидетелем. Гражданину В., а он ранее не был судим, вменили три статьи. За кражу он получил условный срок, за причинение Ринату Мухаметову среднего вреда здоровью (!) В. тоже была назначена «условка», а вот по ст. 105 УК РК «Доведение до самоубийства» В. был приговорен к лишению свободы на два с половиной года (доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего наказывается ограничением свободы на срок до трех лет либо лишением свободы на тот же срок). Также В. по решению суда должен возместить Ирине Мухаметовой причиненный моральный и материальный ущерб, по решению суда эта сумма составляет в целом порядка 2 млн. тенге.

К слову, согласно заключения экспертизы, в тот вечер, когда В. каким-то образом оказался в квартире Мухаметовых, этот 22-летний молодец находился в состоянии наркотического опьянения. Его товарищ был пьян.

– Мне стало известно, что после приговора суда, пока он еще не вступил в законную силу, В. попал в ИВС за то, что на улице вырвал сумку из рук женщины. Странно то, что после гибели моего мужа никого в ИВС не помещали, – замечает Ирина Мухаметова.

«Твой папа больше не придет»

Ирина Мухаметова пока не знает, будет ли подавать апелляцию, она слишком вымотана бесконечными судебными тяжбами. За все это время здоровье ее пошатнулось, пропал нормальный сон. Снова и снова она прокручивает в голове события того страшного вечера: неужели каким-то незнакомцам было суждено превратить жизнь их молодой дружной семьи в настоящий кошмар?

Но несмотря на внешнюю хрупкость, Ирина очень сильный человек. Она понимает, что нужно жить дальше, поднимать дочь.

– Знаете, подсудимый демонстрировал судье свою грудную дочку. Я же не хотела давить на жалость. Но в ходе последнего заседания все же дала волю эмоциям. Рассказала, что моя дочь до недавних пор спрашивала, где ее папа, почему он с нами не живет. Пришлось показать ей могилу Рината и объяснить, что папы больше нет, он живет на небе. Все это очень тяжело, – вспоминает судебное заседание Ирина.

Записывая это интервью, мы сидели на диване, в той самой комнате, где происходила потасовка между мужем Ирины и двумя непрошенными гостями. Ветром раскачивало дверь, ведущую на тот самый балкон, с которого 1 января выпал Ринат. Или ему все-таки «помогли»… Чтобы сделать фото Ирины, прошу ее выйти на балкон. Девушке тяжело, но она соглашается. Позвонив мне, она сказала, что этой статьей, своим интервью хочет поставить точку в самой страшной главе ее жизни. Хочет выразить свое мнение.

– На меня в городе люди показывают пальцем, узнают. Всем любопытно, чем закончились суды. Кто-то не ленится, создает фейковые аккаунты и пишет мне в директ, что-то выпытывают. Есть такие, кто поливает грязью. Мне даже пришлось написать пост в Инстаграм, где я резко отозвалась о таких индивидах. Но я сама волонтер с 2017 года и могу сказать, что хороших, отзывчивых людей все-таки больше. Теперь я знаю: если ты кому-то помог, то потом помогут и тебе. Иногда просто незнакомые люди пишут слова поддержки, интересуются судьбой моей и дочери, спасибо им. У нас все будет хорошо. Я верю в справедливость и уверенна в своей правоте, – говорит Ирина.

Ира окончила курсы, получила новую профессию и планирует работать на себя. Так как квартиру город выделял мужу, после его смерти были попытки забрать жилье, но Ирина пригрозила комиссии судами. Еще три года могут жить спокойно, до следующего перезаключения договора аренды. Хотя девушка, наученная горьким опытом общения с разного рода госструктурами, опасается, что за три года про нее забудут, и вполне вероятно, что они с дочерью окажутся на улице.

Уже прощаясь с Ириной я спросила, что она чувствует, когда видит тех, по чьей вине погиб ее муж? Девушка ответила, что желает им самого страшного возмездия. Она оставляет за собой хотя бы это право.

Фото: И. Старикова

Tags: обращение суд полиция Ирина Мухаметова
Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости.