#MeTooTalgo

Автор Арина Мирошниченко. Опубликовано Aug. 1, 2019, 6:24 p.m.

Проводников-насильников из элитного поезда опознали другие жертвы

Шокирующие подробности нашумевшего дела об изнасиловании в поезде «Тулпар-Тальго» сообщил портал «Судебный репортаж» и его корреспондент Земфира Мусабаева. Далее приводим текст автора данной статьи.

Эта история произошла 26 сентября в купе поезда «Астана-Нурлы Жол – Актобе» во время движения по Костанайской области. Тридцатипятилетняя Аяулым Ибраева (имя изменено) ехала домой с научной конференции. Обычно она передвигалась самолетами, но на этот раз не успела купить билет и решила поехать на скоростном поезде «Тулпар-Тальго». День был тяжелый, женщина практически ничего не ела и сильно устала. Как только состав тронулся с места, она попросила соседа присмотреть за вещами и пошла в вагон-ресторан. После ужина ее ждал сюрприз.

В купе вместо того пассажира сидел проводник в майке и трико. Он чувствовал себя как дома – вел себя вальяжно, залез ногами на сиденье, пил пиво. Аяулым сильно удивилась, спросила, что он здесь делает, — рассказывает правозащитница, лидер движения «НеМолчи.kz» Дина Тансари. – Вместо ответа он начал с ней заигрывать, предлагать выпить вместе. Она вежливо просила его удалиться, боялась спровоцировать нетрезвого человека на что-то. Ушел он только через полчаса.

Женщина заперлась на замок, успокоилась и легла спать. Проводник вернулся около четырех часов утра. Он открыл дверь своим ключом, вошел внутрь и изнасиловал пассажирку.

В тот момент ее просто парализовало от страха, она не могла ни шевелиться, ни кричать, — продолжает Дина Тансари. – Такое происходит с женщинами в 70 процентах случаев. Когда он ушел, она просто лежала, не понимая, что происходит. Слезы текли сами собой, были мысли о том, что привычный мир, который она сама для себя построила, рухнул. Оказалось, что признание, научные достижения, финансовая независимость, которых она добилась, не являются гарантией безопасности даже в общественных местах.

Внезапно дверь вагона снова открылась, это был второй проводник. Несчастная пришла в ужас, ее тело повторно сковал паралич. Когда насильник ушел, она вскочила на ноги, заперлась и начала лихорадочно одеваться. Руки не слушались, но больше всего на свете Аяулым боялась, что в купе опять кто-нибудь войдет. Уже на выходе она столкнулась лицом к лицу с одним из своих мучителей – он вернулся за забытым мобильным телефоном.

У пострадавшей началась истерика.

Она набросилась на него, начала бить кулаками. Голоса у нее не было, вместо криков получались сдавленные хрипы. Он тоже отвечал ей, хватал за руки, грубил.

«Признайся, что хотела»

Когда обессиленная женщина наконец вышла в коридор, то поняла, что все вокруг спят. Она стала стучать во все подряд купе и шепотом просить помощи. Вскоре она нашла других проводников, но никто из них не пытался ее успокоить, предложить кофе или воды. Коллеги насильников лишь посоветовали ей вызвать полицию и почему-то назвали совершенно другую станцию.

- Возможно таким образом они хотели протянуть время, надеялись, что она передумает, — предполагает Дина Тансари. – На станции наконец к ней пришла женщина-дознаватель, но никакого сочувствия Аяулым от нее не получила. Та выспрашивала в мельчайших подробностях о произошедшем и просила признаться, что секс был по обоюдному согласию. Зачем, мол, парней сажать в тюрьму, это ведь статья.

Дорога длилась еще 10 часов, в течение которых Аяулым бесконечно допрашивали. Выйти в коридор она боялась, так как там собралось много любопытных. Когда полицейские пошли на обед в вагон-ресторан, девушка попросила чашку чаю, но ее просьба осталась без ответа. Каторга продолжилась после прибытия в Актобе – пострадавшую продержали в отделении еще 8 часов.

Вдобавок ко всему ее встретили родственники, которые качали головами, с кем-то договаривались, а в итоге потребовали забрать заявление, чтобы не позорить семью. Следом начались месяцы тяжелых разбирательств, сплетен и давления. Некогда уверенная в себе и цветущая женщина превратилась в пугливое существо, живущее на антидепрессантах от одного допроса до другого. Чтобы доказать факт изнасилования, ей пришлось пройти три психологических экспертизы.

Все это даже больше подкосило ее, чем само изнасилование. Она даже хотела покончить с собой. Нужно было раз за разом все пересказывать в деталях, отвечать на унизительные вопросы, доказывать, что не получила от процесса удовольствия. И это все перед большим количеством людей! А проводники в то время выслеживали ее, приходили домой, расспрашивали о ней соседей, — рассказывает Дина. – Больше всего она боялась, что обо всем узнают пожилые родители, которые просто не выдержат такого удара. Эти люди докопались и до этой информации и стали говорить ей, что сейчас поедут к ним извиняться. Последней каплей стало предложение адвоката заключить с насильниками мировое соглашение за два миллиона тенге. Конечно Аяулым отказалась и разорвала отношения с этим юристом. В последствии эти подонки начали рассказывать всем, что она сама потребовала у них четыре миллиона, а когда они предложили всего два, обозлилась и написала заявление.

Была еще одна версия, согласно которой пассажирка была пьяна и поэтому согласилась на секс с проводниками. Но экспертиза не обнаружила в ее крови алкоголя.

В итоге делом Аяулым занялась Дина Тансари. Суд проходил в закрытом режиме сначала в Актобе, потом в Костанае. На правозащитницу тоже посыпались угрозы и оскорбления.

В суде мать одного из них набросилась на меня, кричала, что Аллах меня покарает, — вспоминает лидер движения «НеМолчиKz». – Потом спрашивает, зачем Аяулым разлеглась там в такой позе беспомощной. А зачем ее сын открыл дверь и вошел внутрь, ее не волнует. И это женщина, понимаете? И в суде никто не верил, что это изнасилование, раз нет побоев. И спрашивали все в подробностях – где лежала рука, нога, почему глаза были закрыты.

«Никто не держал»

Свою вину уже бывшие проводники «Тальго» Жетес Умбеталиев и Колканат Курманиязов так и не признали. Они до последнего утверждали, что пассажирка сама едва ли не просила их об интиме. В суд дело поступило по статье 120 части 2 «Изнасилование, совершенное группой лиц без предварительного сговора». Потерпевшая и ее представители просили дать насильникам 10 лет лишения свободы, прокурор заявил о шести годах.

Однако судья Костанайского городского суда №2 Оразбай Сатыбалды посчитал, что в ту ночь в поезде имело место не групповое изнасилование, а «два одиночных» — а это более легкая статья. Приговор, вынесенные 26 июля, шокировал весь Казахстан – обоих насильников приговорили к 2 годам 6 месяцам заключения с отбыванием наказания в исправительном учреждении средней безопасности. Один из осужденных был три месяца под домашним арестом, поэтому в колонии ему остается провести 2 года и 3 месяца.

Свое решение судья пояснил так:

Что такое изнасилование, совершенное группой лиц без предварительного сговора? Это преступление, в котором принимали участие два исполнителя без предварительного сговора. Например, в изнасиловании участвуют двое: один держит, второй в это время совершает насильственные действия. Такой факт по данному делу не установлен, поэтому действия обоих осужденных в данном случае переквалифицированы по части 1 как простое изнасилование.

Нашел судья и смягчающие обстоятельства:

Проводники не имели судимости, положительно характеризуются по месту проживания и у одного из них на иждивении имеется двое малолетних детей. Отягчающих обстоятельств по делу нет. Что касается наказания, санкция статьи 120, части1 Уголовного кодекса РК предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет. Это преступление средней тяжести. Статья 55, часть 2, пункт 1 УК РК гласит, что при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих обстоятельств суд по делам средней тяжести назначает половину максимального срока, предусмотренного санкцией данной статьи, поэтому суд назначил два года и шесть месяцев.

Дина Тансари назвала такой приговор «незаконным»:

Сама переквалификация статьи была незаконной – это раз. Во-вторых, у одного из них двое детей, один из которых инвалид. Мы рассчитывали, что ему снизят срок. Но причем здесь второй? Они что, детей совместно воспитывают? Травля жертвы до сих пор продолжается. В несколько СМИ неизвестные прислали сообщения о том, что эта женщина нехорошая, занимается какими-то темными делами. И при этом никаких конкретных фактов, все расплывчато. К сообщению прилагают ее полные паспортные данные и фотографию, которая была в материалах дела. Больше взять неоткуда – Аяулым никогда не сидела в социальных сетях и даже на аватарке в WhatsApp у нее пусто. Затем судья говорит, что нет отягчающих обстоятельств. А то, что они открывают купе своим ключом и заходят внутрь – ничего страшного? И сам факт, что проводники могут просить обоюдного секса у пассажирок почему-то никого, не волнует. Неизвестно, сколько было подобных случаев, которые просто не дошли до полиции и суда.

«Я во всем виновата»

Если верить сообщениям в социальных сетях, похожие случаи в Казахстане действительно уже были. Причем в некоторых фигурирует осужденный Жетес Умбеталиев. Сначала его по фото опознала жительница Алматы. В августе 2018 года она ехала на поезде «Тулпар-Тальго» в Шымкент и по пути подверглась домогательствам со стороны героя-любовника.

Со мной в купе ехала женщина с детьми, я была на верхней полке, — вспоминает 35-летняя Сауле Мухамедова. – Ночью я проснулась от того, что кто-то меня трогает. Спросонья не могла ничего понять. Оказалось, что пассажиры вышли на станции, внизу уже лежала совершенно другая бабушка. А напротив на верхней полке был тот самый проводник. Он лежал в майке и штанах. Улыбался, что-то начал спрашивать. Я сказала, что сплю и не нужно мне мешать. Тогда он прямо предложил «развлечься». Я испугалась. И теперь я понимаю, что впала в тот самый ступор, о котором рассказывают жертвы насилия. И все же я смогла ему ответить, что замужем. Сама под одеялом пыталась позвонить мужу, но сеть не ловила. Он продолжал меня уговаривать, и тогда я поняла, что все серьезно. В это время женщина с нижней полки встала, оказывается, она не спала. Вместе мы прогнали его из купе, заперлись и уже не спали до самого утра.

Сауле не стала обращаться ни в полицию, ни в «Пассажирские перевозки». Теперь она жалеет об этом.

— Я виновата, что это произошло с Аяулым. Нужно было заявить тогда в полицию…

Еще одно сообщение опубликовано в социальных сетях под хештегом #MeTooTalgo – с его помощью женщины со всего Казахстана делятся историями, связанными с элитным поездом.

«Ездила в 2017 году в июле месяце с Астаны в Актобе, проводник моего вагона был Жетес, он мой ровесник. Мне показалось, что он простой и хороший парень. Поболтали, договорились, что через него мои родные могут отправлять мне посылки из Актобе в Астану. Обменялись номерами. Потом как и описывают, он действительно переоделся и предложил мне выпить пива у него в служебном купе. Я отказалась. Позже он мне начал написывать подкатывать свои я…а, зазывал на хату посидеть и пиво попить. Я его послала и блокнула»

Вот маленькая часть сообщений, размещаемых под хештегом #MeTooTalgo:

«Когда мне было 24 года, ко мне в купе так же пробрался проводник и начал трогать меня под простынью. Я оттолкнула его, открыла двери и выскочила в тамбур. Крикнула, что пока не выйдет, я не зайду в купе. Хотя двери у меня были закрыты, он открыл их своим ключом. Ехала я потом не сомкнув глаз, настороженно глядя на двери», — пишет одна из пострадавших женщин.

«Недавно ехала из Астаны в Костанай с дочкой 3 годика. Ночью жарко, доча спала в трусиках, в купе мы были вдвоем. Ночью в 4 утра открываю глаза, проводник стоит в купе. Я сначала испугалась, растерялась, попросила выйти. Всю ночь уснуть не могла».

В день приговора, 26 июля, АО «Пассажирские перевозки» заявили, что давно уволили проводников, а с остальными работниками проведен инструктаж «по недопущению таких инцидентов». В ближайшее время компания обещает провести «внеочередную аттестацию работников сервисного персонала, к работе которой будут привлекаться компетентные специалисты, где морально-этические нормы определены превалирующим фактором».

Заметьте, что ни одного слова извинений. И произошедшее они называют «инцидентом», — отмечает Дина Тансари. – Сейчас у нас изнасилование считается преступлением средней тяжести, но пора переводить его в раздел тяжких. Наша статья не отвечает никаким международным нормам. Это откровенная дискриминация прав женщин. На месте нашего президента я бы собрала экстренное собрание. КТЖ – это национальная компания, лицо нашей страны. Но сам факт, что здесь ищут обоюдного секса с пассажирками, никто не оспаривает. Где гарантии, что такое же не происходит в больницах, самолетах, вузах?

Вечером 28 июля стало известно, что приговор суда на предмет законности и обоснованности изучает Главная транспортная прокуратура. Сама же потерпевшая вместе с Диной Тансари собирается обжаловать решение Костанайского суда.

Фото: из сети Интернет
 

Tags: насилие  Тальго  криминал  судебное производство 
Подписывайтесь на наш Telegram-канал, чтобы оперативно узнавать свежие новости.