Рудный: правосудие отдыхает?

Автор Арина Мирошниченко. Опубликовано 4 мая 2016 г. 12:52

Проходчик шахты «Соколовская» Иван Захаров уже второй год не может добиться исполнения решения суда…

Несчастный случай произошел с Захаровым 6 октября 2014 года. Он вышел на смену с 16-ти часов, прошел медицинское освидетельствование, потом на участке получил наряд на высечку полка. Спустились в шахту, на месте разобрали метр крепления, после чего Захаров, как старший наряда приступил к оборке заколов. Это заняло около 30-40 минут, после чего приступили к бурению. Периодически приходилось выходить из-под крепления для забуривания шпуров. Когда Захаров начал забуриваться на третий шпур, произошло обрушение породы…


Как вспоминает сам проходчик, он успел среагировать, и оттолкнуться от перфоратора, но нога осталась под завалом. Напарники: Олег Балан и Павел Лобков, помогли откатить с ноги бут, который весил около 300 килограммов. После этого Захаров отправил Балана звонить мастеру и горному диспетчеру, чтобы вызвали скорую помощь, а Лобков стал делать из подручных средств шину.
Когда шахтера доставили на поверхность, начальник участка Никулин и инженер по ТБ Раков стали уговаривать Захарова, чтобы он скрыл истинную причину получения травмы, согласившись на бытовую - упал с крыши гаража.


В итоге, в больницу шахтера доставили не сразу, а спустя почти два часа! Везли на дежурном автобусе, дождавшись пересменки диспетчеров, потом развозили людей по домам. В итоге, в больницу Захаров был доставлен в очень тяжелом состоянии из-за потери крови, и его сразу положили на операционный стол.


После Иван написал объяснительную, в которой четко изложил все подробности, которую впоследствии его также упрашивали переписать. Захаров не согласился, а 13 октября его известили о заключении наркологического диспансера города Костаная, согласно которому в момент получения травмы он находился в сильном алкогольном опьянении. В крови проходчика концентрация алкоголя составила 4,6 промилле - смертельная доза!


А ведь Захаров проходил медицинское освидетельствование перед спуском в шахту, после подачи заявления в УВД были опрошены врачи, оперировавшие Ивана, и его напарники. Все показали, что от Захарова запаха алкоголя не исходило. О том, что Захаров находился в состоянии алкогольного опьянения, не было указано и при его поступлении в больницу.


Комиссия, расследовавшая несчастный случай, выдала заключение о том, что полученная травма не связана с производством, поскольку Захаров был в состоянии алкогольного опьянения, возложив вину на самого шахтера. Захаров обратился в суд с иском к председателю комиссии по расследованию несчастного случая, государственному инспектору департамента труда и соцзащиты по Костанайской области Кенжетаю Дельмухамедову. В исковом заявлении он оспаривал вывод комиссии о том, что полученная травма не является производственной, просил признать недействительным пункт, где комиссия ссылается на заключение об анализе крови, показавшем смертельную концентрацию алкоголя, а также просил признать недействительным приказ о создании специальной комиссии.


В ходе прений представитель прокуратуры Костаная Надежда Дунайчук обратила внимание на то, что комиссия не до конца разобралась в противоречивых результатах анализа на наличие алкоголя в крови, упустила время для повторного изъятия крови на анализ, не опросила коллег Захарова. На основании этого она просила суд удовлетворить требование Захарова о признании недействительным пункта о заключении специалиста наркодиспансера в акте специального расследования.


Судья Гульзада Рашкалиева 13 марта 2015 года выносит решение, которым удовлетворяет иск Захарова частично, отменив три пункта акта расследования несчастного случая: о том, что Захаров был в состоянии алкогольного опьянения, что травма не связана с производством, и что 100 процентов вины в травме лежит на работнике. В июне 2015-го представители АО «ССГПО» попытались опротестовать иск в вышестоящей судебной инстанции, но безуспешно.


Управлению по инспекции труда необходимо было привести первоначальный акт в соответствие с решением суда, ведь в суде его никто не опротестовывал, он лишь был частично изменен. Тем не менее, назначается очередное расследование, в результате которого появляется новый акт, из которого одни пункты удалены, в свою очередь, другие, подтверждающие, якобы, грубую неосторожность со стороны Захарова, добавлены. В итоге, по новому акту в несчастном случае на 90 процентов был виноват сам Захаров и лишь на 10 процентов - вина производства. В свою очередь, в департаменте по ЧС степень вины определили в пропорции 70 на 30 процентов, где больший процент вины также возложен на проходчика. А в Управлении по инспекции труда вину поделили поровну.


Эти заключения послужили поводом для очередных судебных разбирательств в Экономическом суде. АО «ССГПО» подало иск к Инспекции о признании заключений незаконными. Инспекция обратилась со встречным иском о понуждении «ССГПО» к составлению акта о несчастном случае в соответствии с заключением главного инспектора труда. В свою очередь, Иван Захаров, участвовавший в деле, как третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, подал иски, как к «ССГПО», так и к Управлению. В иске Захаров требовал обязать АО «ССГПО» составить и выдать акт о несчастном случае в соответствии с первоначальным актом специального расследования, и учетом изменений, вынесенных решением судьи Рашкалиевой, вступившем в законную силу еще в мае 2015 года. Что касается Управления, то Захаров требовал признать новый акт незаконным, а также обязать госучреждение выдать первоначальный акт с изменениями суда, в котором степень вины распределялась бы следующим образом - 100 процентов вины АО «ССГПО», и нулевая виновность Захарова.


Свои требования Захаров обосновывал положением приказа министра труда и соцзащиты РК №74 «П» и решением Костанайского городского суда от 13 марта 2015 года. Напомним, что согласно решению суда, пункты об алкогольном опьянении и вине Захарова были отменены, а травма была признана производственной. По факту, грубой вины Захарова не было, поскольку акт не содержал ни одного пункта об этом. Они появились позднее, в новом акте. А согласно приказу министра труда и соцзащиты, действующему на момент получения проходчиком травмы и составления первоначального акта, при отсутствии грубой вины в акте о несчастном случае автоматически выставляется 100-процентная вина работодателя.


В результате, судья Специализированного Межрайонного Экономического суда Жумаш Жарасбаев удовлетворил иск АО «ССГПО» к Управлению. Отметим, что в этом плане требования «ССГПО» и Захарова совпали. Что касается Захарова, его требования были удовлетворены частично. Суд признал вновь составленный акт незаконным, обязав Управление по инспекции труда устранить нарушения, выдав первоначальный акт с исправлениями согласно решению судьи Рашкалиевой. То есть, признать вину АО «ССГПО» - 100 процентов.


Решение вступило в законную силу, но исполнять его никто не торопился. Приказом руководителя Управления по инспекции труда Максима Моргунова 29 февраля 2016 года собирается новая комиссия, которая приводит акт специального расследования в соответствие с решением суда от 13 марта 2015 года… Однако в новом акте от 10 марта 2016 года комиссия вновь делит степень вины между работодателем и Захаровым 50 на 50, в очередной раз игнорируя решение суда.
В этот же день работодателем утверждается акт о несчастном случае. Один момент, на который стоит обратить внимание. Причины несчастного случая в акте работодателя не соответствуют причинам, указанным в акте специального расследования, что само по себе уже является нарушением.


По данному факту Иваном Захаровым направлены соответствующие заявления в Управление по инспекции труда и областную прокуратуру по факту неисполнения решения суда. Тем временем, после вынесения акта о несчастном случае администрацией АО «ССГПО» в адрес проходчика направляются уведомления о том, что на основании его отсутствия на рабочем месте без уважительных причин в течение 10-ти дней трудовой договор с Захаровым будет расторгнут в одностороннем порядке.


В начале апреля Захарова вызвали на заседание профсоюзного комитета шахты «Соколовская», на котором решался вопрос об увольнении. Заседание профкома состоялось 7 апреля, а уже на следующий день последовало и само увольнение, 8 апреля был издан приказ о расторжении трудового договора, подписанный президентом АО «ССГПО» Береке Мухаметкалиевым. Основанием для увольнения послужили: докладная заместителя начальника участка ГПР Никулина, акт о не предоставлении письменного объяснения от 17 марта 2016 года и постановление к протоколу №23 от 7 апреля 2016 года заседания профкома.


По факту незаконного увольнения Захаровым, находящимся на второй группе инвалидности по общим основаниям, поскольку из-за не предоставления АО «ССГПО» акта по форме Н1 МСЭК не может выдать справку о потере профессиональной трудоспособности, также поданы жалобы в Управление по инспекции труда и областную прокуратуру. После получения ответов, вне зависимости от принятых решений, все документы будут направлены в Генеральную прокуратуру РК, и Администрацию президента.


Фото: fotki.ru

  • Тэги:

В Рудном идет борьба с разводами

Судья помирила очередную супружескую пару

Рудненский «Горняк» еще «попортит нервы» противникам

В Караганде стартовал Кубок РК по хоккею с шайбой

Не верьте никому, особенно в сетях

В Рудном с начала года зафиксировано 37 фактов Интернет-мошенничества